История болезни

11 октября 2018
«Я не сдаюсь!»
Мне было 56 лет, когда я заболела. Летом 2007 года резко начала терять в весе. А так как я сама - медик, меня это очень насторожило. Я поехала в диагностический центр, меня там обследовали, и врач-гинеколог объявил страшный результат. В принципе, я нисколько не удивилась: не опешила, не остолбенела, как рассказывают большинство онкологических больных. Свой диагноз я давно подозревала и чувствовала.

Врачи посоветовали мне провести операцию и направили к онкологам. Но те, на консилиуме осмотрев меня и изучив все мои обследования, приняли решение, что операция мне не показана. И вместо хирургического лечения назначили лучевое. Я пролежала в онкологии полтора месяца, получила 23 наружных и 7 внутренних облучений.

Положительный результат был на лицо. Меня выписали, и целых 8 лет все было спокойно. Я жила полной жизнью. Работала на любимой работе, много общалась с родными и друзьями, ездила отдыхать на море.
Но через 8 лет опять начали происходить вещи, которых в идеале быть не должно, и это мне очень сильно не понравилось. Например, я по 2-3 раза за ночь могла сходить в туалет – это не норма. Я пошла на УЗИ: почки, мочевой оказались в полном порядке, а вот в малом тазу появилась какая-то большая тень...

Я решила во что бы то ни стало делать операцию. Избавиться от проблемы радикально – раз и навсегда. И вот меня оперируют, удаляют все, кроме шейки – к ней претензий на тот момент не было никаких. С профилактической целью после операции я согласилась на курс химиотерапии, чтобы уничтожить малейшие остатки недуга. Мы сделали все, и тогда я даже подумать не могла, что болезнь снова поднимет голову…
В январе 2018 года, когда я пришла за справкой на ВТЭК, у меня взяли анализ и обнаружили в шейке матки аденокарциному. И началось все сначала: химия, облучение – операция в настоящее время противопоказана.
И вот я уже 11 лет борюсь с онкологией. Успех то на моей стороне, то на стороне болезни. А это значит, что она не всесильна.

И я не сдаюсь! Бывают, пациентки жалуются: «Не могу выкинуть дурные мысли из головы, все время о болезни думаю». А я им говорю: «Неправда! Найдите себе занятие, такую работу, чтобы целиком захватывала. Не бойтесь - сил хватит, и времени на дурные мысли не останется».  Я до самого последнего времени продолжала работать старшей медсестрой в травматологическом отделении, хотя мне уже 67 лет. Прерывалась только на периоды стационарного лечения.  Работа сложная. Среди пациентов кого только нет - резаные, давленые, стреляные, ожоговые и обмороженные.  Расслабляться и киснуть там просто некогда.
После операции я, как отошла от наркоза, уже к вечеру поднялась самостоятельно и помогала молодым мальчишкам-интернам ставить капельницы и уколы. Утром врач приходит в палату: «Ну что, Нэлля Ивановна! Надо бы вставать потихоньку, расхаживаться». А я смеюсь - «Я уже не только встала, но и поработать успела!».

Сейчас вот на лечении тоже времени не теряю. Дома читать некогда было, постоянно какая-то работа есть, а здесь в палате очень подходящая для этого обстановка - я с книжкой сижу, порой, до боли в глазах.
Бывает, задумаюсь – вот если бы меня тогда, в 2007 году, сразу радикально прооперировали, как бы сейчас события развивались? Может быть, и не было бы ничего этого. Но у Бога на каждого человека свои планы: раз так все случилось, значит так и должно было быть. Обвинять кого-то, снова и снова накручивать этот ком бессмысленно. Наоборот, я всегда всем советую не заниматься никаким самолечением. Иногда оно дает положительные результаты (а чаще – их иллюзию!), но ничего более эффективного и оперативного, чем хирургия, химия и лучевая терапия пока не придумано.

P.S. Через неделю мы встретились с Нэллей Ивановной снова. Свои отросшие после химиотерапии волосы она позитивно покрасила. «Пусть они еще не очень длинные и густые, но это же не повод запускать себя», - прокомментировала наша героиня. Глядя на нее, хочется пожать ей руку, чтобы через это прикосновение зарядиться хотя бы толикой той энергии и внутренней силы, которая поддерживает эту женщину.
Онкология, безусловно, страшная болезнь, хотя первыми в структуре причин преждевременной смерти в нашей стране, все-таки стоят заболевания сердечно-сосудистой системы. Но куда более сильным недугом является равнодушие к жизни. И в нашем обществе многие физически здоровые люди крепко поражены им. Жизнь онкологических пациентов, настроенных на борьбу и верящих в положительный результат, может и будет короче, чем у здоровых людей (хотя всех в итоге ждет один конец), но смысла в ней совершенно точно будет гораздо больше.
Вернуться к списку
На заметку
Горячая линия по вопросам
нарушения порядка назначения и выписки
обезболивающих препаратов:
8-991-369-94-87
(круглосуточно)
Записаться на прием
Написать обращение
Оставить отзыв
Кабинет стомированных
Антикоррупционная политика
Минздрав
240x400_TAKZDOROVO.gif