История болезни

11 октября 2018
«Ты не имеешь права падать духом!»
Более пятидесяти своих лет Николай Журавлев чувствовал себя здоровым и крепким мужиком. Жизнь, как и у большинства из нас, не была уж очень простой и понятной – переживал и взлеты, и падения.  Когда потерял любимую жену и остался один с двумя детьми-школьниками, пришлось начинать все практически с нуля.

«Мужчина не плачет, мужчина огорчается» - эта ли ситуация или другие причины привели к тому, что система дала сбой – никто не знает. В мировой медицине до сих пор нет однозначного мнения о том, что является пусковым крючком для развития онкологии.    

Пять лет назад Николай обратился к врачам, прошел необходимые обследования, в результате которых обнаружилась большая опухоль ободочной кишки.

«Я перенес операцию, несколько курсов химотерапии, и постарался забыть о своей болезни как о страшном сне, - вспоминает Николай Журавлев. – Получилось ненадолго. Через некоторое время появился дискомфорт в брюшной полости. Я особо на это внимания не обращал – как обычно думают в таких случаях: съел что-то не то. А врачи же следят за нами, за онкобольными. Я видимо долго не появлялся, мне позвонили и предложили пройти УЗИ. Думаю, вот чего гоняют? Там поди дел на копейку! Тогда кишки и печень в моей голове в одно заболевание вообще не вязались».  

УЗИ показало метастаз в печени. Так Николай Журавлев познакомился с хирургом Константином Григорьевичем Мамонтовым. Операция прошла успешно, несмотря на то, что метастаз на тот момент уже был размером практически с кулак.

«Если бы тогда меня на УЗИ не позвали, я бы сам еще сто лет не пошел, запустил бы все опять», признается Николай Алексеевич.

После операции было 12 курсов химиотерапии. Вспоминает – это было что-то жуткое:
«Как умирали раковые клетки, я нутром чувствовал. Ни один нормальный живой организм, по-моему, это не примет. Желудок отказывался от всего, выворачивало даже от глотка воды. Вены превратились в хлам – медсестры перед каждой процедурой по полчаса искали, куда бы воткнуться. Но терпел – жить-то хочется».
Сейчас Николай Журавлев здоров уже больше двух лет. Чувствует себя хорошо. Живет полноценной жизнью, активно общается с друзьями, семьей –  у него новая жена и трое детей. Появившись на нашем интервью, он буквально заполнил собой все пространство – сильный, уверенный, позитивный. После общения с такими людьми обычно говорят «подзарядился, как от батарейки».

У Николая Алексеевича, своя философия по поводу его болезни:
«Я живу, как жил раньше. Даже, может, еще больше сейчас стало занятий разных. Утром проснулся, распланировал день – и вперед!
В еде себя не ограничиваю, в том смысле, что могу в охотку и жирный беляш съесть и 50 грамм выпить. Не часто, без фанатизма, конечно. А вообще, ем обычную нормальную пищу, как все. Я считаю, что, если эта кашка-размазня или бульончик пустой в меня не лезут, они и пользы мне никакой не принесут. Требует организм мяса – надо уважить! Потому что пища, съеденная с удовольствием, сама уже как лекарство. Когда после операции мне разрешили самостоятельно питаться, я на больничную еду даже смотреть не мог. Друзья привезли мне люля-кебаб. Я с таким удовольствием поел – настроение поднялось, жить захотелось!
Но это мой частный случай. Это не значит, что все также могут. У кого-то организм после операции, наоборот, кроме травы ничего не принимает. Вообще, надо слушать врачей – что они советуют. Я вот раньше баню любил «по-черному» – раз по пять париться ходил. Сейчас – скромненько, символически, больше погреться. По праздникам (смеется). Потому что доктора категорически запретили.

Все, что происходит с нами в жизни, предопределено свыше. У каждого – свой крест, только ему назначенный. И если с вами случилось онкология – нельзя бояться. Мы боимся - чего? Смерти! Но человек смертен в принципе, никому этого не избежать. А по Булгакову, человек, вообще, смертен внезапно. Можешь мусор пойти вынести и не вернуться. Ты не имеешь права падать духом! Уныние – это грех! У тебя есть глаза, руки, ноги, есть врачи, есть медицина – значит есть, чем бороться.  Иди и борись! Мы же не в каменном веке.

Когда умерла первая жена, это был шок: ушел любимый человек, двое детей на руках, я тогда еще и работу потерял. Если бы в тот момент я руки опустил, я бы просто не выкарабкался. С болезнью – тоже самое. Господь не посылает испытаний, которые нам не по силам. Боритесь до конца, пока можете, пока дышите. У меня на жизнь еще куча планов. Может даже в президенты буду баллотироваться на следующий срок (смеется). А почему – нет?!».  
Вернуться к списку
На заметку
Горячая линия по вопросам
нарушения порядка назначения и выписки
обезболивающих препаратов:
8-991-369-94-87
(круглосуточно)
Записаться на прием
Написать обращение
Оставить отзыв
Кабинет стомированных
Антикоррупционная политика
Минздрав
240x400_TAKZDOROVO.gif