История болезни

8 ноября 2018
«БЕГИ, ДЯДЬ МИТЬ!»
Онкология не знает ни границ, ни ограничений. Эта болезнь приходит и к худым, и к толстым, к молодым, и старым, к бедным, и к богатым, к пациентам, и к врачам – страховку от нее заполучить невозможно. Заслуженный артист России и Бурятии, ведущий актер алтайского Театра Драмы Николай Мирошниченко на собственном опыте знает, каково это – бороться с онкологией.

Он прожил на сцене сотни ярчайших литературных, а по сути, человеческих, судеб: Первый актер в «Гамлете», Швондер из «Собачьего сердца», Василий в «Земле Эльзы», Пигва из «Сна в летнюю ночь» … Дядя Митя из комедии «Любовь и голуби» в его исполнении стал одним из любимейших зрительских персонажей. А ведь легкий и комичный образ деревенского старика, как и вся пьеса, наполнен глубоким смыслом - как и монолог Николая Мирошниченко о своей болезни.

Фигура первая. Легкомысленная

Всю суть диагноза «онкология» я понял далеко не сразу. Поначалу ощущения и отношение к болезни были – ну вот, как к аппендициту: сейчас вырежут, да и все. Оказалось – не все.
Вообще: как я узнал о своей болезни и моя первая операция – это целый анекдот! У нас, актеров, долгие годы был установленный порядок: здоровье проверяли в обязательном порядке ежегодно. А потом случилось так, что поликлиника, где мы обслуживались, закрылась, и я где-то около четырех лет вообще ничего со своим здоровьем не делал: никаких анализов, никаких обследований – ничего.

Когда заболело, и на колоноскопии обнаружили опухоль, подтвердили онкологический диагноз, я пошел к директору театра – Любови Михайловне Березиной: так, мол, и так. Дело было в середине апреля. Она меня – под ручку, и на Матросова, в онкологию. Стоит и так авторитетно врачам говорит: «У него - онкология, но учтите - 26 мая у нас спектакль, Николай Александрович там играет Менделеева. Так что вы по-быстренькому все делайте, что нужно, и отпускайте его».

Врач, Порунов Вячеслав Юрьевич, нам объяснял, что ситуации у каждого больного разные, и неизвестно, насколько успешно все сложится у меня – как можно ставить какие-то сроки?! Но разве мы его слушали – у нас же спектакль! Жена очень просила, чтобы меня прооперировали в апреле: «Только не в мае! В мае сделаете – потом маяться будет!».

После операции я очнулся в реанимации. Вижу – из меня трубки разные торчат. Я человек эмоциональный, у меня сразу мысли: конец жизни, конец карьере, как я с таким добром на сцену выйду?! И плюх – в обморок. Когда очнулся, врачи мне объяснили, что это всего лишь временный дренаж, а вовсе не та трубка, которой люди после операции пользуются пожизненно – в моем случае это не понадобилось.

Фигура вторая. Профессиональная

Вот многие жалуются на врачей – мол равнодушные. А я так скажу: для врача каждый пациент – это, как для актера – новая роль. Погружаться – нужно! Сопереживать – да! Но нельзя проживать жизнь каждого пациента, как свою собственную! Каким же врач домой будет приходить, в семью?! Я всегда им говорю – вы хоть очищайтесь как то, ведь к вам ежедневно десятки пациентов приходят с тяжелой больной энергией.
Врач – это всего лишь работа! Он не Господь, чтобы взвалить груз человеческих страданий на свои плечи – любой надорвется. Я как-то был на гастролях в городе Фрунзе и там попал в больницу. А там такое Т-образное здание: я лежу на третьем этаже, а на второй, в операционную, привезли молодого парня – на велосипеде разбился. И мне видно весь ход операции: как голову пилят, швы накладывают. В конце его укрыли простыней и вышли на улицу - отдышаться. А там велосипед этого парня - у крыльца остался. Врачи, взрослые дядьки, как дети малые, начали на нем кататься, хохотать…
Не осуждайте врачей! Это - профессия. Как говорят у нас в театре, правда жизни отличается от самой жизни, как вино от винограда. Врач, может быть, сработал на пределе возможностей, выложился на все 200 процентов, но метастазы – они, как рулетка. Вот мы с вами разговариваем, а у нас прямо сегодня умер прекрасный актер – Толя Кирков, метастазы в печени. Два месяца назад мы с ним еще были на гастролях в Красноярске, а сегодня его уже нет с нами.

Фигура третья. Жизнеутверждающая

На спектакль после той операции я все-таки попал. Ибо как сказал великий Станиславский: «Есть только одна причина неявки актера на спектакль – смерть».

Подхожу к своему врачу:
- Вячеслав Юрьевич, вы придете на мой спектакль «Пленные духи»?
- Какой спектакль?! У вас – швы!

Я говорю:
- Но я же предупреждал, я не могу сейчас отказаться.
- Вам нужно еще химию пройти!
- Ну я пойду поиграю и вернусь.

Так в итоге и получилось...

После первой операции были метастазы в печени и вторая операция у Мамонтова Константина Григорьевича и Варнавского Евгения Викторовича и несколько курсов химиотерапии. Потом снова метастазы – теперь уже в легкие, операция у Виктора Васильевича Балуева. Если бы не эти замечательные люди, меня бы уже давно не было в живых. Бесконечно им благодарен!

После резекции легких прошло уже 3,5 года, что уже само по себе большой успех. Болезнь никак себя не проявляет, я надеюсь, что и не проявит – хватит с меня! Сейчас я регулярно прохожу поддерживающие курсы химиотерапии. Живу полной жизнью. Работа очень помогает отвлекаться. И дело тут не только в моей актерской профессии. Если человек увлечен чем-то всерьез, погружается в процесс с головой, это рождает невероятную внутреннюю энергию, силу и желание двигаться вперед. Как Василий Кузякин говорил моему герою – «Беги, дядь Мить!». Вот я и бегу…

Тогда на все том же спектакле «Пленные духи» в антракте ко мне в гримерку Вячеслав Юрьевич зашел:
- Николай Александрович, я, наверное, пойду.

Я ему:
- Что – не понравился спектакль?!

А образ Менделеева очень эмоциональный, подвижный был.
- Не могу смотреть, как вы вертитесь. У вас же месяц назад операция была! У вас - швы!

Я после этого остепенился и второй акт доиграл уже поаккуратнее. В конце по роли нужно было вообще на пол упасть – так я осторожно, на бочок, еще и руку подставил.
Конечно, в последние годы ушло очень много друзей, знакомых. Мне уже за 70. Все это заставляет совсем иначе смотреть на свою болезнь. Вот делаю на даче грядку под зимний чеснок, а сам думаю – а буду ли я жив в мае, через эти семь месяцев?

Очень помогает Вера. Святитель Пантелеймон, Матронушка – эти иконки всегда со мной.

К больнице отношение теперь совсем другое – я вовремя стал врачей посещать, прохожу все обследования. И я не боюсь показаться каким-то сахарным. Заболело? Беспокоит? Иди к врачу! Хотя фактор судьбы, конечно, никто не отменял. Вспомните слова моего Мамаева («На всякого мудреца довольно простоты»): «Да, мы куда-то идем, куда-то ведут нас; но ни мы не знаем – куда, ни те, которые ведут нас. И чем все это кончится?».
Коллеги на работе знают о моей болезни, но мы на эту тему вообще не разговариваем: живем, работаем, играем, шутим – все как обычно. Тот же Станиславский говорил: «Актер должен научиться трудное сделать привычным, привычное легким и легкое прекрасным». Вот так и стараюсь жить.

Вместо послесловия. Август 2018 года
Сегодня Николая Мирошниченко можно по-прежнему видеть блистающим в спектаклях «Провинциальные анекдоты», «Чума на оба ваших дома», «Два ангела, четыре человека» и других. Новый сезон краевой театр драмы открывает постановкой по одноименному роману Елены Чижовой «Время женщин», в котором актер играет врача-онколога Соломона Захаровича. Пережитые во время болезни эмоции и мысли, собственный долгий и непростой опыт борьбы с недугом, без сомнения, помогли ему так ярко и правдиво воссоздать образ своего героя на сцене. Кстати, во время работы над ролью Николай Александрович консультировался и с онкологами онкоцентра, которые не раз спасали его самого. Они внесли коррективы в основной текст постановки. В итоге, например, появилась следующая фраза:

«…Плохо дело. Запущен процесс. Мой ученик операцию делал. Что могли – вырезали. Но - метастазы в печени. В общем, дело времени…»
Жизнь – это одна бесконечная школа мудрости, в которой случайности не случайны. Возможно, «уроки» Николая Мирошниченко через его сценического персонажа помогут кому-то в такой же ситуации обрести точку опоры, найти силы бороться и жить - жить назло и вопреки.
Вернуться к списку
На заметку
Горячая линия по вопросам
нарушения порядка назначения и выписки
обезболивающих препаратов:
8-991-369-94-87
(круглосуточно)
Записаться на прием
Написать обращение
Оставить отзыв
Кабинет стомированных
Антикоррупционная политика
Минздрав
240x400_TAKZDOROVO.gif