Где искать «ген милосердия»?

В канун Международного дня медсестры рассказываем о сестринских династиях краевого онкологического диспансера

«Завидная у вас работа! Укольчик, воткнул, таблетки дал – и весь день свободен!» — шутит пациент с процедурной медсестрой. Вот так: коротко и ясно. Только отчего от этих слов лицо уже немолодой женщины вдруг становится серьезным и даже каким-то торжественным?

Перед ее глазами всплывают десятки тяжелых пациентов. Их глаза… Беззащитные, уставшие лечиться, отказывающиеся верить, что их крайность уже пришла… Потерянные, испуганные… Такие близкие…

Каждый из них стал для нее частичкой жизни. Пациент. Вроде бы просто больной человек. Сделаны назначения, и ты должна их выполнить Всего-то! Но, каждый из них для нее был личностью…

Во времена, когда только возникла эта профессия, медицинских сестер называли сестрами милосердия – за их желание и готовность помочь больному без какого-либо вознаграждения. Высший смысл и предназначение такой работы – в служении людям. Для этого мало одних знаний и работоспособности. Профессия медицинской сестры требует полной самоотдачи, беззаветной преданности своему делу, постоянного стремления облегчить чужие страдания.

А онкологическим медсестрам досталась работа с одной из самых тяжелых категорий пациентов. Ведь их боль не только физическая. Душа услышавшего страшный диагноз молит о помощи, мечется в поисках ответа на вопрос: «Как такое могло случиться? Почему я?». А вместе с пациентом страдают и его близкие люди. Их тоже нужно поддержать, придать сил для долгой и тяжелой борьбы, окружить теплом и заботой разом застывшее сердце. 

Так почему же она когда-то выбрала этот нелегкий путь? Почему привела в эту профессию свою дочь, свою кровиночку? Да потому, что просто не может по-другому. Потому, что потребность сострадать и помогать для нее не меньше, чем есть и спать. 

 

Династия Афониных: Любовь Николаевна, медицинская сестра процедурной и Татьяна Михайловна, старшая сестра радиотерапевтического отделения №1, Змеиногорский тракт, 110

В отделение общей хирургии онкодиспансера Любовь Николаевна пришла сразу после медицинского училища в 1969 году. Очень волновалась первые дни, ведь за послеоперационными больными нужен особый уход, боялась сделать что-нибудь не так, навредить пациенту. «Навалилось как-то все сразу. Медицинская практика – это совсем не то. Когда ты по-настоящему погружаешься в работу, все становится гораздо более серьезным и ответственным», — вспоминает Любовь Николаевна.

После была работа палатной медсестрой, в процедурном кабинете, некоторое время Любовь Николаевна замещала старшую медсестру. А в 1986 году перешла в радиологическое отделение, где работает и по сей день.

«Когда родилась Таня, было нелегко. Да так у большинства женщин бывает, когда приходится совмещать работу и воспитание детей. Часто брала ее с собой, она мне помогала стерильный материал готовить для операционной. Резала марлю, катала ватные шарики, укладывала в биксы».

«Мне все это жутко нравилось, — подключается к разговору Татьяна Михайловна, —  я вообще всегда знала, что медицина – это мое. Но мама настояла, чтобы после школы я получила экономическое образование. Она хотела, чтобы моя будущая профессия приносила мне стабильный и достойный доход. Я закончила экономический колледж, поступила в институт, но бросила вуз, не доучившись, потому что поняла, что ни дня не смогу проработать ни экономистом, ни кем-либо еще вне медицины. В 1999 году я пришла простой санитаркой в онкодиспансер в отделение гистологии. Отработала там 7 лет, параллельно вечером училась в медучилище. А когда перешла в радиологическое отделение, заочно получила профессию медсестры уже в университете. Сейчас я счастлива: как ни пыталась меня жизнь повести окольными путями, мое место здесь».

Из истории праздника

Профессиональный праздник медицинских сестер отмечается в день рождения одной из знаменитых англичанок, Флоренс Найтингейл, которая во время Крымской войны (1853—1856) организовала первую в мире службу сестер милосердия. 

А инициатором появления такой профессии выступил знаменитый хирург Николай Пирогов в 1854 году во время Севастопольской обороны. Приехав в осажденный город, он обнаружил, что тот переполнен раненными, и одним врачам с этим не справится.  Медсестрами в то время были девицы из высшего общества, которые добровольно шли на службу по уходу за больными. Работали они лишь за еду, одежду и жилье. Благодаря помощи медсестер, в Севастополе смогли навести порядок за двенадцать дней.

Только в январе 1974 года было принято официальное решение отмечать этот день 12 мая, с момента объединения сестер милосердия из 141 страны в профессиональную общественную организацию — Международный совет медицинских сестер. 

«Сестра должна иметь тройную квалификацию: сердечную — для понимания больных, научную — для понимания болезней, техническую — для ухода за больными», — говорила почти 100 лет назад Флоренс Найнтингейл.

«Помню одну из первых своих пациенток в радиологии, — продолжает Татьяна Михайловна. —  Уходящая… Я ее капала. После выходных прихожу на работу, а ее уже нет… Это очень тяжело. Осознавать, что это — последние дни человека, что чуда не будет, и ты ничем не можешь помочь, а стандартные процедуры проводить все равно надо – это просто невыносимо…»

— Неужели после такого не захотелось уйти подальше от этой боли? В ту же экономику?

— Ни разу не было такой мысли! – перебивают друг друга мать и дочь.

«Понимаете, с этим люди рождаются. У нас в семье вообще не было медиков, но я почему-то с детства любила лечить, ухаживать за больными. Это какой-то особый ген, наверное, — улыбается Любовь Николаевна. – По наследству передается. Только не всем. В нашей работе нужна честность, добросовестность, терпение безграничное. Люди все разные, у каждого – своя боль, к каждому нужно найти особенный подход. Мне вот уже давно пора на пенсию, а я все никак не соберусь. Даже представить себе не могу, что проснусь утром, а на работу идти не надо». 

В кабинете Татьяны Михайловны — яркие детские поделки.

— Ваши дети постарались?

«Нет, это подарки от ребятишек из онкоотделения краевой детской больницы. Их к нам привозят на лучевые процедуры. Очень их жалко… Но это наша работа. Мне иногда кажется, что не мы ее выбрали, а она — нас, — говорит Татьяна Михайловна. – Тут невозможно давать никаких советов. Хотя, один, пожалуй, можно. Не зная всех тонкостей профессии, может показаться, что все в ней просто и понятно. Нужно пропустить эти эмоции через себя, понять, сможешь ты с этим жить каждый день или нет. Если душа не лежит, то лучше не стоит так работать».

Династия Искусновых: Валентина Ивановна, медсестра приемного покоя и Белова Ольга Николаевна,  медсестра реанимационного отделения, Никитина,77.

Валентина Ивановна Искуснова боль каждого пациента пропускала через себя. Даже сейчас — при воспоминании о более, чем пяти десятках лет в профессии — слезы то и дело наворачиваются у нее на глаза. 

«Я не просто отработала здесь 52 года, онкодиспансер меня воспитал как личность. Я попала сюда еще совсем девчонкой, сразу после школы в 1966 году, — вспоминает Валентина Ивановна. —  Работала в методкабинете и параллельно записалась на двухгодичные курсы медсестер при краевой больнице. Получив специальность, хотела идти в операционные медсестры, но тогдашний заведующий отделением анестезиологии Шевляков Анатолий Григорьевич меня отговорил. «Мочевой у тебя нормальный»? – спрашивает. Думаю – это тут причем. Отвечает: «Ну так операции по несколько часов длятся, не выскочишь по нужде». Так я попала к Анатолию Григорьевичу в анестезиологию, отработала там 14 лет».

После анестезиологии Валентина Ивановна Искуснова 8,5 лет отработала радиологической медсестрой. Самое тяжелое, по ее признанию, там было лечить детей. «В бункере во время процедуры им приходилось оставаться одним. Мы их за конфетку уговаривали, чтобы они не боялись», — вспоминает Валентина Ивановна.  

— Вы говорите, диспансер воспитал вас как личность – чему вы научились здесь?

«Дружелюбию и состраданию. Мне уже давно пора на пенсию, но жалость к больным не дает уйти. Знаете, я даже всегда не любила делать мышечные уколы, не хотела причинять пациенту пусть даже маленькую, но еще одну боль. Почему мне и нравилось в анестезиологии, что там надо вену колоть, не так больно. Мне больные всегда говорили – вы какая-то душевная, у вас рука легкая».

Дочь Валентины Ивановны Ольга Николаевна Белова, как и мама, прошла и радиологию и анестезиологию. Сейчас она уже более 14 лет работает медсестрой реанимации.

«Маленькая я часто с мамой на работу ходила, когда не с кем было меня оставить, — вспоминает она. – Вместе с ней мы чистили канюли у шприцов – тогда еще были многоразовые, железные. А брату моему мама лингоскоп включала, лампочка светится, и он им как машинкой играл. А еще я помню однажды я разносила капельницы по палатам. Мне за эту «работу» кто конфетку давал, кто просто хвалил: мне была очень приятна эта искренняя благодарность.

Вообще, мне в детстве очень нравилась мамина работа – я часто и себя представляла в беленьком халатике, вся такая чистенькая и красивая. На деле все, конечно, оказалось не так безоблачно».

— Получается, разочаровались в профессии?

— «Нет, дело не в этом, — объясняет Ольга Николаевна. — Просто со стороны всегда все иначе видится, проще. А профессия медсестры – это ведь не только укольчики да капельницы. В нашей работе психологии не меньше, чем медицины. Постоянно приходится с больными разговаривать, убеждать их не опускать руки, объяснять им, что пока они борются, они — они живут.

Вообще, и вот это общение, и непредсказуемость, постоянное движение, когда каждый день не похож на другие, – я считаю, это самое интересное в нашей работе». 

— Вы говорите, что важная – часть вашей работы – психологическая поддержка пациентов: какое образование оптимально, чтобы стать хорошей медсестрой?

«Не в образовании дело. Не только и не столько в нем. Тут особый характер должен быть, наверное. По генам передается или в детстве воспитывается – не знаю даже. Это как про хорошего учителя говорят, что он – от Бога, так и у нас. Мы же не с бумажками работаем – с живыми людьми.  Наши ошибки, порой, бывают плачевными. Вот почему в нашей работе важны и привязанность, и чувство сострадания и чувство долга».

Династия Громовых: Нина Андреевна, постовая медсестра и Елена Александровна, медсестра процедурной радиотерапевтического отделения № 1, Змеиногорский тракт, 110.

Нина Андреевна больше 35 лет проработала в онкодиспансере главной медицинской сестрой. Очень светлый, открытый человек. Коллеги говорят, что у нее есть особый навык общения, поэтому больные всегда ждут, когда она выйдет на смену. Она умеет авторитетно, но в то же время очень корректно взять больного и «словно за руку повести его по болезни». С высоты пережитого опыта она очень мудро и справедливо рассуждает о своей профессии. 

«Знаете, больные наши — они какие-то беззащитные. Чаще — пожилые, изработанные какие-то, растерянные, — голос ее срывается, но через пару секунд снова: «Я их всегда ассоциирую со своими родителями. Им хочется помочь, все подсказать, сделать их жизнь хоть немного легче. Я никого не хочу обидеть, но, когда мы начинали работать в профессии, мы никогда не искали места поудачней или там на 3 копейки больше – порой, трудились на одном энтузиазме. Ведь в нашем диспансере основная часть медсестер – это те, кто проработали тут, если уж не всю жизнь, то не по одному десятку лет – уж точно.

А сейчас приходят девчонки молодые, и их бывает очень тяжело заинтересовать, вовлечь в профессию. Наставничество, кстати, — одна из важнейших обязанностей более опытных медсестер – не оттолкнуть, правильно все преподнести, объяснить, чтобы молодая медсестра почувствовала тот дух, ту силу, на которой у нас все держится».

Именно так 12 лет назад Нина Андреевна поддержала и Лену, свою сноху, когда та пришла работать в онкодиспансер из женской консультации.

«Единственное, в чем я испытывала сложность – это в том, что первое время боялась новой незнакомой аппаратуры, боялась сделать что-нибудь не так. В остальном – мне было очень комфортно», — признается Елена Александровна.

Впрочем, комфортно с Леной и пациентам и коллегам.

«Больные Лену очень любят. У нее отличное чувство юмора, она может подход найти к любому пациенту, к любой медсестре, к любой санитарке. Она как звезда. Достаточно одного ее появления, чтобы все засияло вокруг: люди, настроение – все вокруг начинает меняться», — признается старшая медсестра радиотерапевтического отделения Тамара Александровна Макова.

Только цифры

В Алтайском краевом онкологическом диспансере работает 334 медицинских сестры.

143 из них имеют высшую квалификационную категорию.

«Медсестра и должна быть такой. Должна участвовать в жизни пациентов, что-то подсказать, подбодрить, порадовать чем-то. Не должно быть шаблонов в отношениях с пациентами, они это чувствуют», — продолжает Нина Андреевна.

— Но ведь невозможно все время отдавать частичку себя. Так даже самого большого сердца не хватит.

«Должно хватить. Это только так кажется, что невозможно. На доброе отношение люди всегда откликаются теплотой. Бывает, придешь после выходных, заглянешь в палату, а они так искренне радуются: «Нина Андреевна, как хорошо, что вы зашли, мы так по вам соскучились». Это очень важно, быть нужной, чувствовать уважение и собственную востребованность».  

— Нина Андреевна, у каждого свой путь в профессию, но пообщавшись с медсестрами диспансера, проработавшими здесь много лет, приходишь к выводу, что есть нечто общее, что можно охарактеризовать как «всегда тянуло». У вас тоже так было?

«Также, да. С детства нравилось лечить больных зверей – постоянно возилась со всякими собаками, кошками, лягушками. И сейчас, когда больные излечиваются – ведь такое тоже бывает в нашей практике, не все безнадежно в онкологии! – в такие моменты сердце наполняется безграничной радостью, прыгает все внутри, как бальзам на душу! Вот ради этого мы и живем. Знаете, я больше нигде, кроме онкоцентра не работала, но я очень горжусь тем, что посвятила свою жизнь этой работе. У нас замечательный коллектив, прекрасная онкологическая служба, очень грамотная и профессиональная.

Я всем медсестрам нашего диспансера в преддверии нашего праздника хочу сказать несколько слов. Пусть вам, прежде всего, будет интересно работать в этой профессии, пусть работа приносит радость и удовлетворение, больших вам творческих успехов! Здоровья! Ну и, конечно, чтобы в доме вашем было спокойно, на душе — уютно, в сердце – тепло».

Вместо послесловия

Мир так устроен, что некоторые профессии вымирают – их заменяют компьютеры или машины. Однако есть такие, которые всегда были и всегда будут. И прежде всего, это работа медсестер. Больные всегда нуждаются в уходе и поддержке. И если первое в будущем, возможно, смогут взять на себя умные механизмы, то сострадать, сопереживать, находить нужные слова, дарить любовь и тепло не сможет никакой робот. Нет в них того «гена милосердия», который отвечает за важную человеческую потребность — дарить людям самое ценное — здоровье, без которого и жизнь не в радость.